Балы в 19 веке

Балы в 19 веке были излюбленным развлечением публики - как великосветской, так и мещанской, и даже крестьянской. Балы давали все - соразмерно со своими средствами и возможностями. К княгине Зинаиде Юсуповой съезжался весь Петербург, к мещанскому семейству собирались только сослуживцы, но и то, и другое называлось балом. Бал был очень дорогим удовольствием для принимающей стороны. "Давал три бала ежегодно и промотался наконец" - говорится об отце Онегина. Но не буду вдаваться в финансово-экономические подробности. Интереснее говорить о том, что было на балах. 

Любой бал начинался с приглашения. "Бывало, он еще в постели, ему записочки несут Пушкина, несколько неточно отражает ситуацию: приглашения на бал не могли посылаться в день бала - адресаты должны были получить их за три недели, и составить ответ - будут или нет. Приглашения были очень лаконичны, например: "Князь Потемкин просит сделать ему честь, пожаловать в маскерад, сего февраля 8 дня 1779 года в Аничков дом в 6 часов". Впрочем, вся остальная информация была излишня - все и так знали прочие бальные условности.

Незыблем был распорядок бала. Гости начинали съезжаться после шести или девяти вечера, некоторые приезжали к десяти или к полуночи. После приезда гостей, которых обязан был встречать хозяин, бал открывался торжественным полонезом, танцем-шествием, в котором должны были принять участие все приглашенные, даже если потом они весь вечер и всю ночь просиживали за карточными столами. Во второй половине 19 века полонез иногда исполняли в конце бала, тогда начинались танцы с вальса. Далее чередовались вальсы, польки, кадрили, мазурки. В середине бала был обед, на который каждый кавалер провожал даму. Если кавалер приехал на бал без дамы, хозяйка бала могла попросить его проводить на бал даму (например, приехавшую с четой родственников и не сопровождавшуюся поэтому кавалером). Когда пара садилась за стол, они снимали перчатки и покрывали колени салфеткой. Перед тем, как встать из-за стола, перчатки одевались вновь, салфетки оставлялись на спинках стульев. Далее вновь продолжались танцы. Бал обычно заканчивался многочасовым котильоном, в конце 19 века иногда заменявшимся странным танцем под названием кадриль-монстр.

С вальса только начинался бал, а за ним шли другие танцы, в частности, танцевали венгерку, краковяк, падепатинер, падеспань, падекатр... На балах существовал определенный танцевальный порядок, и все знают, что за так называемыми мелкими танцами пойдет первая кадриль, затем, следуя распорядку, вторая, третья. После четвертой кадрили и мелких танцев, как правило, шла мазурка. Это уже особый танец. Он, как и кадриль, у всех дам заранее был расписан, и каждый кавалер, каждая дама знали, когда и с кем они танцуют. Следует отметить, что среди всех танцев мазурка и котильон являлись наиболее "важными" приглашениями на балу, по той причине, что после мазурки кавалер вел даму к столу на ужин, где можно было пообщаться, пофлиртовать и даже признаться в любви. Ужинали все в боковых гостиных, за небольшими столиками. За каждым столиком гости собирались своей компанией. Кроме того, на балах всегда был открыт буфет с разными яствами, шампанским и прочими горячительными и прохладительными напитками.

В обязанности кавалеров, входило, чтобы у дам было все, что они пожелают. При этом кавалер должен развлекать дам и вести с ними светскую беседу. За ужином гости говорили о многом: о музыке, театре, последних новостях из светской хроники, кто на ком женится или за кого выходит замуж... После ужина всегда танцевали котильон. К нему выносили большие короба с цветами. Кавалеры разбирали букеты и подносили их своим дамам. После всего этого дирижер бала и его помощники на шпагах вносили множество разноцветных лент (перевязей), а также узких и коротких ленточек с бубенцами на концах. Кавалеры, разобрав ленты, подносили их своим избранницам, и те надевали через плечо одну ленту на другую. Причем узкие короткие ленточки с бубенчиками мужчины привязывали дамам к рукам, начиная от кисти рук до локтей. «Это было, скажу вам, премилое занятие. Склоняешься к нежной ручке дамы, к ее благоухающему телу и вдыхаешь аромат чарующих французских духов...»

На бал люди приходили одетыми парадно. Кавалеры - во фраке, смокинге или костюме (в зависимости от десятилетия), белой рубашке и обязательно в белых перчатках. Причем в руководствах дама имеет право отказать кавалеру без перчаток, и для кавалера лучше прийти на бал в черных перчатках, чем без перчаток вообще. К лацкану фрака прикреплялась бутоньерка. Военные приходили в мундирах. Костюмы кавалеров мало зависели от моды и их рекомендовалось шить в классических формах, чтобы одеяния прослужили дольше. На бал кавалеры приходили в ботинках, и только военные могли позволить себе сапоги, но без шпор.

Дамы и девушки одевались в платья по последнему писку моды, каждое из которых создавалось на 1-2 бала. Дамы могли выбирать любой цвет для платья (если он не был оговорен особо - например, в 24 января 1888 г. в С.-Петербурге проводился изумрудный бал, на котором все присутствующие были одеты в соответствующий цвет), для девушек платья шились белого цвета или пастельных тонов - голубого, розового, айвори. К платью подбирались перчатки в тон платья или белые (надевать кольца поверх перчаток считалось безвкусным). Дамы могли украсить себя головным убором - например, беретом. Девушкам рекомендовалась скромная прическа. В любом случае, шея должна была быть открыта. Украшения дам могли быть любыми - главное, чтобы они были подобраны со вкусом. Девушкам следовало появляться на балах с минимальным количеством украшений - подвеска на шее, скромный браслетик.

Покрой бальных платьев зависел от моды, но одно оставалось в нем неизменным - открытые шея и плечи. При таком покрое платья ни дама, ни девушка не могли появиться в свете без ювелирных украшений по шее - цепочки с кулоном, колье - что-либо было надето обязательно. Феликс Юсупов в своих воспоминаниях описывает такой случай: его родители, граф Сумароков-Эльстон и княгиня Юсупова, пошли на представление в Мариинский театр. В антракте в их ложу зашла фрейлина императрицы Марии Федоровны и попросила княгиню снять фамильный бриллиант, висевший на шее Зинаиды Юсуповой, т. к. императрица в тот день не украсила себя бриллиантом такой величины. Княгиня немедленно исполнила это, но, т. к. другого украшения на шею у нее не было, супружеская пара вынуждена была покинуть театр.

Кроме того, в 1820-1830-х гг. даме и девушке было неприлично появляться в свете без букета цветов: его носили в руках, в волосах, прикрепляли к платью на талии или на груди. Обязательным атрибутом был веер. Его можно было оставить в бальной зале на своем месте, можно было во время танца держать в левой руке (которая лежит на плече партнера). Мелочи складывали в сумочку (ридикюль), которую также оставляли на своем месте.

Приезжали на бал, как правило, с небольшим опозданием. Первых гостей хозяин встречал, опоздавшие присоединялись к танцующим порой даже без объявления персон. На бал дамы брали с собой небольшие книжечки, чтобы записывать последовательность танцев, ближе к концу века эти книжечки стали выдавать на балах.

Кроме танцев и обеда на балах гости развлекались играми: спокойными, такими как карты, веселыми и подвижными - например, фантами. Разъезжались часто по утру: "Полусонный в постелю с бала едет он: а Петербург неугомонный уж барабаном пробужден".

В течение месяца после бала гости должны были нанести хозяевам визит вежливости.